Пункт «Д»: уроки истории  

Пункт «Д»: уроки истории

Насчет несвоевременности появления «милой, доброй сказки» (а в дореволюционной России или даже в Советском Союзе это было бы, ну абсолютно безопасно) долго и говорить не стоит. Тут уж триумф формальной логики оборачивается откровенным невежеством. Так и хочется спросить экспертов, изрекающих подобные сентенции: вы действительно настолько несведущи в истории дореволюционной России или прикидываетесь? Дело ведь не в том, что в православной стране книга с оккультно-сатанинской начинкой не повлияла бы на моральный климат, а в том, что в православной стране она просто не могла бы увидеть свет. Неужто вы не слыхали про строгую цензуру в царской России? Про то, что цензор прочитывал каждую рукопись, претендующую на издание, и далеко не все пропускал. Забыли школьные учебники, где рассказывалось про наших классиков (которые не чета Ролинг, хотя ее вы почему-то сравниваете с Гомером): про А.С. Пушкина с М.Ю. Лермонтовым, сосланных за отдельные стихи, а то и за отдельные строки; про А.С. Грибоедова, который при жизни так и не увидел изданным «Горе от ума»; про Ф.М. Достоевского, приговоренного к смертной казни (!) за... чтение вслух горстке единомышленников письма Белинского к Гоголю. Скудная же в те времена детская литература была настолько «диетической», что даже Андерсеном в ней не пахло. Его читали особо продвинутые взрослые, такие, например, как Лев Толстой[104].

Но про советское-то время необязательно узнавать из учебников. Экспертам ведь не пятнадцать лет: они успели пожить при старом режиме. Какие жертвоприношения, какое варево из человеческой крови и конечностей? Какие призраки в туалете?! Совсем недавно, году примерно в 90-м, цензура Минкульта (призывающая сейчас материться без всякого стеснения) потребовала смягчить в нашей пьесе для кукольного театра, написанной по мотивам сказки Д.Н. Мамина-Сибиряка «Серая шейка», сцену убийства лисы.

– Но у Мамина-Сибиряка охотник ее убивает! – пытались обороняться мы от цензурных нападок. – И потом, она же враг, отрицательный персонаж! Это справедливое возмездие.

Но цензор был непоколебим:

– Одно дело читать, а другое видеть на сцене. У детей могут возникнуть страхи.

Пришлось оставить злодейку-лису в живых (о чем теперь, имея немалый опыт работы с нервными детьми, мы нисколько не жалеем).

Такие строгости кому-то понравятся, а кого-то возмутят – это вопрос особый. Но зачем же искажать факты?

Пункт «Е»: это сладкое слово – «свобода»

Теперь о бессмысленности запретов и о совете читать книги Ролинг вместе с детьми, сея разумное, доброе, вечное...

Особенно прискорбно слышать эти либеральные благоглупости из уст православных людей. Может, и десять заповедей пора отменить, коли запрещать бессмысленно?! Или заповеди – это не строгий запрет, а мягкая рекомендация?



«…Родителям православным следует приобщиться к чтению (книг Ролинг. – Авт.), если их рекомендации детям воздержаться от этого чтива не встретят сочувствия, – советует один из участников дискуссии по «Гарри Поттеру» в православной прессе. – …Не стоит на них давить, но пусть это дозволение будет рассматриваться как прививка, а не как норма»[105].

Причем интересно, что тот же автор дает вполне правильную оценку самой книге, которая «вредна тем, что размывает представление о магии как о чем-то опасном, снимает защитные стереотипы»[106], то есть чтение «Гарри Поттера» может приобщить детей к магии и, соответственно, привести к нарушению как минимум двух первых заповедей (Аз есмь Господь Бог твой… да не будут тебе бози инии разве Мене[107] и Не сотвори себе кумира...[108]). Занятия оккультизмом способны погубить душу, но даже перед лицом такой смертельной опасности православные либералы больше всего боятся «давить» и фактически толкают ребенка на нарушение еще одной заповеди (Чти отца твоего и матерь твою...[109]). А как же долг верующих родителей воспитать ребенка в послушании, оградить от соблазна и греха? Почему элементарное воспитание стало вдруг называться «давлением»? И почему, когда говоришь об этом с православными свободофилами, они будто отключаются, у них даже глаза стекленеют, как у повешенной кошки? В чем дело?

А дело в том, что у них самих уже иные боги, иные кумиры. И прогневить возлюбленного идола-свободу – вот что по-настоящему страшно. Его (ее) они защищают самозабвенно, яростно, порой до потери рассудка. Только идолопоклонническим угаром можно объяснить совет попустительствовать безобразию, рассматривая это как «прививку». А если потом и другие ваши рекомендации не встретят у детей сочувствия? Скажем, рекомендация воздержаться от воровства? Что, вместе пойдете на дело, напевая в утешение себе под нос модный перестроечный шлягер:

Поворую – перестану,

Я вот-вот богатым стану,

И тогда начну опять

Я законы соблюдать?


2616559243197640.html
2616581511455468.html
    PR.RU™