Деструкция  

Деструкция

Американские демократы традиционно поддерживают феминисток. Прислушиваются к ним. Порой доходя в этом до конфуза.

21 марта 1995 года президент Клинтон сделал следующее публичное заявление: он заявил, что, по данным ФБР в Америке каждые двенадцать секунд избивают одну женщину, каждый год 700 000 (!) женщин насилуют. И нужно с этим что-то срочно делать.

Через несколько часов пресс-секретарь Белого дома Майкл Мак‑Карри был вынужден выступить с опровержениями. Оказалось, ФБР никогда не занималось сбором каких-либо данных о домашнем насилии (и странно было бы); 700 000 женщин в Америке не насилуют, и вообще президент слегка облажался, потому что «использовал недостоверную статистику». Кто же подсунул Клинтону откровенную липу? Феминистические активистки, которыми глупый Билли себя окружил. Почему Клинтон не воспользовался официальными данными Бюро криминальной статистики? Потому что в администрации демократов слишком сильно феминистическое лобби– Оно жужжало на ухо президенту постоянно.

Казалось бы, в ответ на такое внимание демократы во главе с Клинтоном могут в трудных ситуациях рассчитывать на поддержку феминисток. Ан нет, как ни заигрывали демократы, в самый ответственный момент обломались – феминистки оказались девушками принципиальными, малоуправляемыми и неспособными практически ни на какие компромиссы…

Один раз, правда, им удалось изобразить нечто вроде политического компромисса – феминистки промолчали, стиснув зубы во время скандала «Клинтон-Джонс». Напомню, тогда некая дурочка из переулочка – Пола Джонс подала в суд на действующего президента, обвиняя его в сексуальных домогательствах. Мол, он, ещё будучи губернатором, снял перед ней штаны и пытался засунуть гордой женщине что-то в рот. Пола, по её словам, от заманчивого предложения отказалась. Телохранитель же Клинтона Фергюссон говорил, что, выходя от Клинтона, Джонс поправляла одежду и щебетала, будто всегда к услугам губернатора. Кто из них прав, мы теперь не узнаем, потому что дело происходило в гостиничном номере, где Клинтон и Джонс были, естественно, без свидетелей.

Пола утверждает, что запомнила некие анатомические особенности полового органа Клинтона. То есть она может в подробностях описать его, а суд пусть заставит президента снять трусы, и присяжные проверят, правильно ли Пола описала президентский причиндал.

Так вот, всегда активным феминисткам тогда удалось сохранить нейтралитет. Ненадолго. Потому что в деле с Моникой Левински они уже не сдержались. Во время этого шумного скандала, когда Белый Дом отчаянно нуждался хоть в чьей-нибудь общественно поддержке, феминистки демократа Клинтона предали. Не все, конечно. Самая политически продвинутая и «приближенная к телу» их часть особо не выёживалась, но наиболее активные потребовали для «насильника» самой строгой кары. Хотя было известно, что, Моника – отнюдь не невинная жертва тирана‑обольстителя, а, напротив, сама приложила массу усилий для того, чтобы оказаться под президентским столом в «Совальном» кабинете. Тем не менее, с точки зрения феминисток, Клинтон – мужик, начальник и, значит преступник. А Моника – баба, подчинённая и, значит, жертва.



Феминистки глупы, как пираньи, они готовы растерзать не только мясо, но и того, кто им это мясо в аквариум закидывает. Чем же грозит обществу столь агрессивный социальный агент?

Объективная общественная опасность феминизма состоит в:

а) разжигании межполовой розни;

б) деструкции социальных механизмов.

Разберемся с каждым пунктом по порядку.

Любопытные вещи отмечает исследователь проблемы Карл Глассон, строчка из коего вынесена мною в эпиграф к книге. Отвечая на вопрос, почему мужчины ведут себя столь ужасно, как о том пишут газеты, он приводит следующие соображения:

«Феминизм проник очень глубоко в западные правительства, западные законы, западное социальное обеспечение, западные университеты, западные колледжи, западные школы, западные средства информации, западные семьи, западные спальные комнаты и западные умы. И он это сделал за три десятилетия – на десятилетие дольше, чем имел в своем распоряжении Гитлер, чтобы вызвать массовую ненависть к евреям…

Феминистки сделали всё, что могли, предпринимая любую деятельность, которая уничижает мужчин – особенно белых гетеросексуальных мужчин. И политкорректность в этом отношении послужила для них очень хорошим орудием. Ни одна группа не сделала большего в навязывании политкорректности западному обществу, чем феминистки…

В течение трёх десятилетий феминистки и приверженцы политкорректности участвовали в массовых нападках на белых гетеросексуальных мужчин… Гетеросексуальные мужчины непрерывно изображались как насильники и угнетатели женщин… Все мужчины подвергались беспрестанным нападкам различных женских и детских групп, работников, врачей и аналитиков, которые стремились во что бы то ни стало навязать населению представление о мужчинах как о насильниках своих детей.



Вездесущие, запуганные феминистками основные средства массовой информации последовательно стремились… унижать весь мужской пол… И всесильные западные правительства вместе с законодателями лишили мужчин почти всех их прав в семье, дома, во взаимоотношениях на том основании, что женщинам и детям часто лучше без них. Ввиду всего этого стоит ли удивляться, что мужчины ведут себя так «ужасно»?

Если А будет постоянно говорить В , что он никчёмный, и будет обвинять его в вещах, которые тот никогда не совершал, и постоянно подрывать его авторитет в семье и у детей, и будет непрерывно стремится изображать его как насильника и угнетателя, стоит ли удивляться, если В однажды повернётся спиной к А ?


2612792258131804.html
2612827184108823.html
    PR.RU™